• У одних раньше стареет сердце, у других — ум. Иные бывают стариками в юности, но кто поздно юн, долго остается таким.

• Счастье мужчины зовется «Я хочу». Счастье женщины — «Он хочет».

• Такими хочу я видеть мужчину и женщину: его — способным к войне, ее — к деторождению, но чтобы оба они могли танцевать — не только ногами, но и головой.

• Такой совет даю я королям, и церквам, и всему, что одряхлело от тяжести лет и ослабло в добродетели: дайте ниспровергнуть себя! И вы снова вернетесь к жизни, а добродетель вернется к вам!

• У одного одиночество — это бегство больного, а у другого — бегство от больных.

• У покорности самая жесткая шкура.

• Хороший брак покоится на таланте к дружбе.

• Человек, ни разу еще не думавший о деньгах, о чести, о приобретении влиятельных связей, о должности — да разве может он знать людей?

• …Человеческое общество — это попытка, это долгое искание; ищет же оно того, кто повелевает!

• Чем свободнее и сильнее индивидуум, тем взыскательнее становится его любовь.

• Стоит нам только на один шаг преступить среднюю меру человеческой доброты, как наши поступки вызывают недоверие. Добродетель покоится как раз «посередине».

• Стремление к стаду древнее, чем притяжение собственного «Я»: и покуда добрая совесть означает волю стада, лишь дурная совесть скажет «Я».

• Существует право, по которому мы можем отнять у человека жизнь, но нет права, по которому мы могли бы отнять у него смерть.

• Что хорошо? Все, что повышает чувство власти, волю к власти, власть в человеке. Что дурно? Все, что происходит из слабости.

• Этот страх, древний и изначальный, ставший, наконец, утонченным и одухотворенным, теперь, как мне кажется, зовется наукой.

• Познающий неохотно погружается в воду истины не тогда, когда она грязная, а когда она мелкая.

• Не через взаимную любовь прекращается несчастье неразделенной любви, но через большую любовь.

• Ни один народ не смог бы выжить, не производя оценки — что есть добро и что есть зло; чтобы сохраниться, должен он оценивать иначе, нежели сосед его. Многое, что у одного народа называется добром, у другого слывет позором и поношением… Многое из того, что здесь именуется злом, там облекалось в пурпур почестей.

• Поистине всегда влечет нас ввысь — в царство облаков: на них усаживаем мы наши пестрые чучела и называем их богами и Сверхчеловеком.

• Каждый миг начинается бытие; вокруг каждого «здесь» вращается кольцеобразное «там». Середина — повсюду. Путь вечности — кривая.

• Каждый поступок продолжает созидать нас самих, он ткет наше пестрое одеяние. Каждый поступок свободен, но одеяние необходимо. Наше переживание — вот наше одеяние.

Биография Ницше Ф.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.